15 - 21 ноября 2005   № 41(1796) Издается с 1990 г.
Иранская регрессия
Прошло немного времени с момента, когда президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад «неожиданно» для многих «взорвал» над миром информационную бомбу. Напомним, что он, со ссылкой на высказывания покойного аятоллы Хомейни, заявил, что «сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью божественной силы в скором времени мир будет жить без США и Израиля». Что бы это значило? Никто еще толком не знает, какие последуют шаги Тегерана за этими риторическими упражнениями. Версий тут множество: одна тревожнее другой.

Первая реакция

Высказывания официального иранского лица, занимающего второе место в сложной иерархии руководства ИРИ, вызвало шок в мировых столицах. Там даже заговорили о том, что президент Ахмединеджад таким образом как бы сообщил миру, что его страна приблизилась к созданию атомного оружия.

Потом заговорили о неправильном переводе текста, призвали подождать и уточнить смысл сказанного. Никто не верил или отказывался верить в то, что президент одного государства-члена ООН отказывает в праве на существование другого государства - тоже члена ООН и призывает к его уничтожению. Были ссылки на молодость Ахмадинеджада (49 лет), политическую неопытность (только три месяца на посту президента) и так далее. Были мнения, что эти высказывания являются просто дипломатической глупостью. Но прошло совсем немного времени, и сам иранский президент и его команда доказали, что господин Ахмадинеджад вполне адекватен и его слова не случайны, что он на самом деле выражает политическую линию правительства ИРИ.

Свое заявление президент, как выясняется, сделал «при полном одобрении духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи». Ахмадинеджада поддержали также командующий Корпусом стражей исламской революции ( КСИР), председатель иранского парламента Голлям-Али Хаддад-Адель, руководитель одного из ключевых органов государственного управления ИРИ - Высшего совета национальной безопасности, глава министерства информации (разведки и безопасности). Министр иностранных дел Ирана Манушехр Моттаки официально подтвердил, что изложенная президентом Ирана точка зрения в отношении Израиля «выражает политику Исламской Республики Иран». Выступая в эфире иранского телевидения, он напомнил, что Иран «не признает сионистский режим и не считает его законным». По словам министра, осуждение мировыми лидерами высказываний Ахмадинеджада об Израиле служит всего лишь «сокрытием преступлений еврейского государства в отношении палестинцев». Сам президент на следующий день после своего скандального заявления подтвердил свои «тезисы» о том, что «Израиль необходимо стереть с лица земли». При этом, комментируя политику США и Израиля, он также заявил, что «эти наглые существа думают, что весь мир должен им повиноваться».

И вот тогда мир заволновался. Последовали громкие политические акции. Во многих столицах мира, в том числе и в Москве, в МИД были вызваны послы Ирана для разъяснений. В частности, глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявил, что подобного рода высказывания из уст президента Ирана являются неприемлемыми. Нечто подобное говорилось и в других столицах.

Однако за кадром осталась все же загадочная интрига: иранское заявление хронологически совпало с действиями в США тех сил, которые активизировали критику политики Джорджа Буша на Ближнем Востоке подготовкой в Совете Безопасности ООН антисирийской санкции в связи с убийством бывшего премьер-министра Ливана и тем, что Россия тогда готовилась приступить к председательству в Совете Безопасности ООН. Известно, что резолюция по Сирии в ООН была принята в компромиссном, смягченном варианте. Возможные санкции против Ирана за отказ от участия в дипломатических переговорах по своей атомной энергетике могли бы быть блокированы Россией в Совете Безопасности ООН. Теперь же, после заявления президента Ирана, помочь осуществить «мягкую посадку» Тегерану будет очень непросто. А Запад получил в свое распоряжение сильнейший аргумент. Пока неизвестно, как дальше будет разыгрываться им эта » иранская карта».

Мотивы Тегерана

Зачем же президент ИРИ пошел на такой шаг и почему именно он это сделал 26 октября? На наш взгляд, тут есть немало аспектов. В первую очередь, нужно учитывать внутриполитическую ситуацию в Иране. Хорошо известно, как проходили президентские выборы в Иране, когда, использовав сильнейший административный ресурс, политик второго и даже третьего плана Махмуд Ахмадинеджад вырвался вперед и во втором туре одержал победу. Как полагают аналитики, у нового президента Ирана сегодня очень слабая политическая опора: во втором туре за него проголосовало чуть больше 17 млн. человек, то есть 36,5 процента всех иранцев, имеющих право голоса. К тому же в Иране немало представителей элиты, которые не согласны с радикализмом нового президента. В этих условиях президенту Ахмадинеджаду нужен был мощный повод для сплочения нации вокруг себя , ее мобилизации против внешней угрозы, внешнего давления. И таким поводом стал Израиль . Потому что, во-первых, Израиль после США остается постоянным доктринальным противником Ирана со времен первых дней исламской революции в Иране. Во-вторых, лидер исламской революции в Иране и основатель ИРИ аятолла Хомейни неоднократно призывал к уничтожению Израиля. Поэтому цитирование почитаемого имама - беспроигрышный вариант. Оспорить его идеи в Иране не может никто.

В-третьих, именно призыв к уничтожению Израиля способен вызвать одновременно и солидарность иранцев, и возмущение всего мира, в первую очередь Запада. Это то, что нужно господину Ахмадинеджаду и его окружению.

В-четвертых, скандальное заявление было сделано в конце октября - подходящий повод - ежегодная конференция «Мир без сионизма». Но главное - момент был выбран именно незадолго до ноябрьского заседания Совета управляющих МАГАТЭ, где жестко будет стоять вопрос о ядерных разработках в Иране.

Была и внешнеполитическая цель. Еще в своих предвыборных заявлениях г-н Ахмадинеджад отмечал, что одной из главных задач Ирана в современном мире является проведение грани между «друзьями» и «врагами», а также выявление тактики врагов. Поэтому его антиизраильское выступление можно рассматривать и как разведку боем (или провокацию) с целью выявить реакцию союзников, партнеров и противников Ирана. Таким образом, Тегеран пригрозил всем исламским государствам, вставшим на путь нормализации отношений с Израилем: Египту, Иордании, Мавритании, Ливии и Пакистану. И даже Саудовской Аравии. Поэтому в речах президента ИРИ аналитики прослеживают стремление спровоцировать антиизраильские настроения среди мусульман всего мира (прежде всего арабов) и достичь высшей цели - разжечь мировую исламскую революцию.

Слова и дела

Верит ли сам революционер Ахмадинеджад во все это? Неизвестно. Но то, что мусульманский мир с ним не согласен, факт очевидный. Первыми на «октябрьские тезисы» президента ИРИ из арабов откликнулись палестинцы. Официальный представитель Палестины, руководитель переговорной группы Палестинской национальной администрации с Израилем Саиб Арикат назвал неприемлемыми высказывания президента Ирана. Свое резкое осуждение антиизраильским высказываниям выразила и Турция.

Аналитики отмечают, что арабские противники Ирана тихо радуются тому обстоятельству, что радикальный режим этой страны попадает в положение «осажденной крепости». Ведь никогда в истории не бывало, чтобы арабы-сунниты признавали бы идейное верховенство шиитского Ирана. Теперь они будут стремиться к тому, чтобы минимизировать значение Ирана в исламском мире, и сам Тегеран дал им прекрасный повод.

Исключение составляют только самые радикальные, экстремистские организации, солидаризирующиеся с Тегераном. Это - «Хизболла», «Хамас», «Исламский джихад». Их лозунги, их идеология, их деятельность как раз и направлены на достижение тех целей, о которых говорит президент Ирана - никаких переговоров с Израилем, никаких «дорожных карт», развивающих мирный процесс, - только уничтожение Израиля и создание на его территории мусульманского государства.

Во внешней политике господин Ахмадинеджад, скорее всего, рассчитывал на другой эффект от речи. Ведь оценивая ситуацию объективно, в итоге выиграли только противники Ирана. Это США, Израиль, многочисленные «друзья» ИРИ в мусульманском арабском мире. Израиль и США на заявления иранского президента не замедлили ответить, что иранский режим в очередной раз продемонстрировал свое истинное лицо.

В проигрыше оказываются и те страны, которые были нацелены на поддержание добрососедских с ним отношений. Теперь они станут более жестко подходить к Тегерану. Но вряд ли ему грозят особые санкции и тем более силовые, даже несмотря на то, что уже после своей речи президент Ирана заявил, что мирные ядерные исследования в исфаханском центре будут продолжены.

Евросоюз и США считают, что этот завод способен производить высокообогащенный уран, используемый при создании ядерных боеголовок.

Особенно в непростой ситуации оказалась Россия, которая на всех уровнях защищала Иран, смягчала все резкие акции против этой страны, убеждала его оставаться в рамках переговорного процесса и с МАГАТЭ, и с Западной Европой. Аргументация России сводится к следующему: Тегеран подписал договор о нераспространении ядерного оружия и уверяет, что заинтересован не в создании оружия, а в мирном использовании атомной энергии, на что каждая страна имеет право. Поэтому без официально доказанных МАГАТЭ фактов обратного никаких санкций против Тегерана вводить не следует.

Что делать дальше?

Теперь на Иран будет оказываться жесткое внешнее давление. Однако при этом в самом Иране будут происходить любопытные процессы. Прежде всего, будет усиливаться консолидация общества и возрастать культивируемая правящей элитой ненависть к внешним врагам ИРИ. Это развяжет руки руководству страны в деле радикализации своей внешней политики. То есть инициируется цепная реакция, которая может привести к опасному взрыву.

Суть другого момента будет заключаться в том, что никто в мире не пожелает «марать руки» об Иран. Хотя, как утверждают авторитетные российские специалисты, «с точки зрения всех лидеров международного сообщества надо бы добиваться того, чтобы страна, во главе которой стоят люди с такими взглядами, не имела бы оружия массового уничтожения». Но как это сделать реально? Если нет политической воли, нет достаточной мотивации, то ни Европа, ни Россия не пойдут до конца, не окажут достаточно жесткого давления. Поэтому с Ираном ничего не сделаешь. И вот такое половинчатое давление на Тегеран, которое сейчас оказывается, приводит только к тому, что народ теснее сплачивается вокруг президента, поддерживает его, начинает ощущать себя в качестве жертвы «международного империалистического заговора».

На наш взгляд, вывод может быть только один: в Иране де-факто начался процесс возврата к эпохе Хомейни, к первым революционным годам. Происходит свертывание демократических, либеральных преобразований, связанных с реформатором экс-президента Хатами, ужесточение исламистских норм в обыденной жизни иранцев. Отсюда и радикализм и во внешней политики. Одним словом, действия Тегерана вызвали в мире настоящую бурю, и отнюдь не в стакане воды, которая будет продолжаться достаточно длительное время.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©