02 - 08 ноября 2005   № 39(1794) Издается с 1990 г.
Приглашение к инвестициям
На одном из недавних заседаний Правительства случился казус. Один из выступающих весьма высокопоставленных правительственных чиновников, когда речь зашла о структуре государственных расходов в нынешнем бюджете, в пылу полемики перепутал Стабилизационный фонд с Инвестиционным. Или наоборот. Ну, казалось бы, с кем не бывает, оговорился уставший чиновник. Хотя для такого уровня, как заседание Правительства, подобные оговорки показательны. Мол, разницы нет - и то и это, по сути, государственные «заначки», свалившиеся в федеральный бюджет в результате галопирующих цен на энергоресурсы. А раз так, то можно и перепутать - не велика ошибка.

Самое интересное, что подобная «оговорка» не стала последней. Когда Президент Владимир Путин посещал Туапсинскую нефтяную базу, глава государственной «Роснефти» Сергей Богданчиков опять-таки просил у него денег на развитие инфраструктуры и опять-таки из «Стабилизационного фонда», чем вверг главу государства в некоторое замешательство. И лишь после его уточняющего вопроса, как говорится, все расставил на свои места. Об Инвестиционном фонде шла речь...

В общем, путаница по полной схеме. И в общественном сознании, и у деловой элиты к этому Инвестиционному фонду, который является государственным, отношение неоднозначное и настороженное. Хотя внешне все выглядит весьма заманчиво.

Само же возникновение Инвестиционного фонда в правительственном проекте бюджета весьма символично. В первоначальном варианте его не было. Как заметил в одном из своих интервью председатель Госдумы Борис Грызлов, только в ходе работы над ним была достигнута договоренность, чтобы впервые в бюджете 2006 года появилась отдельная строка под названием «Инвестиционный фонд». При этом стороны (то есть Правительство и депутаты) пришли к обоюдному согласию, что «надо менять первично опубликованные макроэкономические показатели в сторону увеличения доходов, так как первоначально они были явно занижены. Соответственно, пропорционально увеличится и та строчка, которая будет называться «Инвестиционный фонд». При этом спикер прямо заметил, что уже тогда «обсудили конкретно, в какие проекты нужно вкладывать деньги».

Партнерство с привилегиями

Откроем главную финансовую тайну страны: сегодня финансовых средств у государства много. Особенно по сравнению с прошлыми годами, когда еле-еле сводили бюджетные доходы с минимумом расходов. Причем появились они не в результате титанических усилий по разрушению административных барьеров для бизнеса, не в результате структурной перестройки экономики или ее диверсификации. Причина сверхдоходов известна. Но здесь как в анекдоте советских времен: «Нам предстоит большое испытание, ждет большая беда - уродился небывалый урожай». Балансирование между угрозой роста инфляции и социального недовольства требует управленческого искусства высочайшей пробы.

Обилие не связанных обязательными расходами прошлых лет доходов рождает небывалый ассортимент государственных схем их «оприходования». Сам консолидированный бюджет, конечно, с его трансфертами регионам и стоящие особняком федеральные целевые программы, то есть те же самые инвестиции в долгосрочные проекты, которые государство реализует на местах. Есть еще Стабилизационный фонд, ставший предметом раздоров между желающими сохранить стабильными макроэкономические показатели и не допустить взвинчивание инфляции в стране и теми, кто, проявляя заботу о благе народа, стремится как можно скорее потратить эти деньги на социальную сферу, зарплаты и т.д. В целом, по замыслу его организаторов нужно создать своего рода «спасительную финансовую подушку» на тот случай, если цены на нефть начнут падать. Но это все старый проверенный временем финансово-экономический арсенал.

Но время больших денег родило и новые инструменты развития. Первым корпусом идут приоритетные национальные программы, которые взял под свой личный контроль Президент, а потом уже сам Инвестиционный фонд. Да и размеры их существенно разнятся - до 500 млрд. рублей до 2008 года (60 млрд. в 2006 году) и 70 миллиардов соответственно только в 2006 году.

Приоритетные национальные программы, где воедино переплелись несбывшиеся ожидания результатов административной реформы исполнительных органов власти и ожидания предстоящего выборного периода, - предмет отдельного разговора. В какой-то мере эти программы являются теми же федеральными целевыми программами, только более короткими по времени, и администрирование ими осуществляют неправительственные органы. Что, согласитесь, рождает вопросы в плане бюджетной ответственности в соответствии с действующим бюджетным законодательством. Но это совсем другая история.

Инвестиционный фонд - это новая форма работы государства с потенциальными инвесторами. Мало тебе налоговых льгот и преференций, льготного кредита в виде софинансирования от государства. Только давай бизнес-план сроком на пять лет и объемом пять миллиардов с установленной планкой рентабельности. Словом, наконец-то зашла речь о частногосударственном партнерстве как ускорителе экономического развития. Но оказалось, что на сегодняшний день модель его, по сути, абсолютно не готова - отсутствуют даже типовые концессионные договоры по отраслям и тендерные правила. Кстати, как стало известно, Минэкономразвития обратилось к ряду консалтинговых компании с просьбой собрать пулы инвесторов, которые станут участвовать в проектах, финансируемых из Инвестфонда. Но, как выяснилось, энтузиазма у потенциальных частных инвесторов не так уж много. Тем более, что за примерами отношения к ним властей, как говорится, далеко ходить не надо - достаточно вспомнить, как быстренько «досчитали» региональную налоговую льготу автомобильному заводу «Форд» в Ленинградской области, или «выяснения» по поводу произведенных расходов по реализации СРП (соглашения о разделе продукции) на Сахалине. Да и существуют банальные опасения, что эти средства просто «оприходуют» по мере их поступления. Вспомните проект «Высокоскоростные магистрали».

Второй подводный камень - оценка инвестиционных рисков. К примеру, для потенциального инвестора в области инфраструктуры и транспорта - это так называемый земельный вопрос. И прежде всего - выкупа. А здесь - «целина непаханая».

Кстати, в ряде стран для ГЧП специально создается матрица, которая может включать порядка 200 рисков (технические, юридические, финансовые и пр.). В России, как стало известно обозревателю «РВ», их может быть и 800. Как устранить определенные риски самостоятельно, какие из них должно гарантировать государство, а с какими придется смириться - ответы на эти вопросы повисают в воздухе. Так же как и вопросы о том, кто возьмет на себя страхование этих рисков - без этого о серьезном инвесторе и серьезном инвестировании говорить не приходится.

Главный «подрядчик»

Официально, так сказать, «учредителем» Инвестиционного фонда выступает Правительство в целом. Распределять деньги на инвестпроекты будет специальная правительственная комиссия, которую возглавит Герман Греф. В нее войдут все министры и представители аппарата Правительства, а заместителем Грефа в комиссии станет министр промышленности и энергетики Виктор Христенко.

Но оперативное администрирование взяло на себя Министерство экономического развития и торговли, а, если говорить прямо, - сам министр Герман Греф. Именно он и его ведомство взяло на себя ответственность не только за разработку положения о комиссии, фонде, принципах и условиях отбора проектов. Словом, ведомство само устанавливает правила игры и само их контролирует, и по ходу вполне может менять. Причем, что символично, инициаторы и разработчики даже не озадачиваются вопросом о возможности внесения в Думу, к примеру, отдельного законопроекта о правительственном инвестиционном фонде.

Главный финансист страны Алексей Кудрин особо подчеркнул, что фонд «призван дополнять те экономические возможности, которые появляются в результате стабильности, тогда деньги будут эффективно потрачены». При этом он заметил, что уже есть ряд реальных проектов. И они почему-то тяготеют к Северо-Западу. Среди них дорога внутри Петербурга (Северо-Западный скоростной диаметр) стоимостью 2 млрд. долл., из них 1 млрд. готов вложить частный бизнес при условии, что дорога будет сдана, по сути, в концессию. Но окончательно форма еще не утверждена. Кудрин также отметил предложения по производству грузовых самолетов «Руслан» и проекты, связанные с развитием высоких технологий, космоса и инфраструктуры. Министр уверен, что количество проектов будет расти по мере расширения Инвестиционного фонда. Назван и источник этого расширения - экономии от досрочного погашения внешнего долга. «Если получится, фонд может пополниться еще на 1 млрд. долл. в 2007 году, а далее - ежегодно», - полагает глава Минфина.

Но «главный подрядчик» приглашает бизнес к партнерству на определенных условиях. Так, заместитель минэкономразвития и торговли А.Шаронов считает, что проекты, которые предполагается финансировать из Инвестфонда, должны быть «дорогими, тяжелыми и трудноподъемными» для бизнеса. «То есть те, которые могут возыметь мультипликативный эффект», - пояснил А.Шаронов. С высокоэффективными бизнес-проектами бизнес и сам справится. Но самое интересное, что, по мнению того же замминистра, не должны финансироваться и убыточные проекты - создание больниц, школ и так далее. Для этого сегодня достаточно бюджетных средств.

Главный «подрядчик» определил уже и некоторые правила отбора. Претендентам на госфинансирование необходимо получить положительное заключение инвестиционного консультанта. При этом Минэкономразвития сформулировало предельно жесткие требования к ним - консультант должен за последние пять лет обслужить не менее пяти проектов на сумму выше 5 млрд. долл. и иметь рейтинг не более чем на два уровня ниже рейтинга высшего уровня от Standard & Poor’s (АА), Moody’s (Аа2) или Fitch (АА). Правда, об этом говорилось в лишь первом варианте положения. Затем требования смягчили - все-таки надо дать возможность и российскому консалтингу поучаствовать в этом процессе. При этом некоторые обозреватели полагают, что ими могут оказаться структуры и фирмы, скажем так, - не чуждые «главному подрядчику».

Сам же отбор проектов соискания бюджетных будет проходить на конкурсах, условия которых разрабатывать, надо полагать, будет само министерство.

Регионы, на конкурс!

Кроме бизнеса в инвестиционных проектах могут принимать участие и непосредственно регионы. На первый взгляд, ими могут стать только регионы-доноры. Какое софинансирование может быть у глубоких дотационников? Правда, с доводами о неспособности дотационных регионов участвовать в субсидировании наравне с центром Герман Греф категорически не согласен. По мнению МЭРТ, «регионы не будут возражать против схем совместного финансирования». В этом случае местные власти смогут пользоваться государственными гарантиями на привлечение дешевых кредитных ресурсов. На эти цели в следующем году будет выделено 26 млрд. рублей. 12,5 млрд. из них - гарантии под кредиты на развитие городской инфраструктуры на территориях, где будет возводиться жилье. Сбербанк и Внешторгбанк готовы дать регионам на эти цели примерно 1 млрд. долларов под 13% годовых. Расходы окупятся, полагает министр, прокладывая на этих участках коммуникации, региональные власти могут продать их инвесторам по цене на порядок выше и окупить расходы по привлечению кредитов.

Но, к примеру, те же дальневосточные и сибирские регионы и раньше не особенно обременяли себя разработкой инвестиционных проектов, которые можно было смело поддержать. Из-за этого, в конечном счете, немалая часть средств направлялась и в без того сильные субъекты Российской Федерации. А все, по информации МЭРТ, из-за того, что не наблюдалось достойных предложений из Сибири и Дальнего Востока. В будущем году, по словам Германа Грефа, Инвестиционный фонд для зауральских регионов открыт в первую очередь: «Мы вас будем финансировать в приоритетном порядке. Смотрите, ищете крупные проекты стоимостью не ниже пяти миллиардов». И не просто «отваливать», как подчеркнул министр экономического развития, а под качественные, перспективные проекты.

А вот с этим-то как раз и проблемы - разработка таких проектов (даже без их консультационной оценки) стоит немалых средств. Где найти их в тощих региональных бюджетах, обремененных социальными расходами? Говорят, что после недавней поездки по сибирским и дальневосточным регионам у Германа Грефа энтузиазма в этом отношении поубавилось - основательно проработанных проектов не видно даже в первом приближении. Зато стенаний о выделении средств хоть отбавляй.

Впрочем, уже обозначился один такой масштабный проект - Нижнее Приангарье. Будущий Красноярский край выступает здесь в роли лидера. Здесь, кроме кредитов, предложения включают в себя комплекс мер по обеспечению региона энергетическими ресурсами, строительство автомобильных и железной дорог, разработку новых месторождений и строительство целлюлозно-бумажного комбината. Ряд крупных компаний представили в МЭРТ расчеты, согласно которым в Нижнем Приангарье целесообразно развивать добычу полезных ископаемых (в частности, медных и свинцовых руд) и целлюлозно-бумажную отрасль. Однако средства Инвестиционного фонда могут быть выделены на данные проекты только в том случае, если компании докажут, что без участия государства их реализация нерентабельна.

Обсуждение этой программы прошло на межведомственном совещании в Москве, по итогам ее разработчику - Институту региональной политики (Москва) - предложено в месячный срок доработать проект. Политическую поддержку проект должен получить на VI съезде «Единой России», который пройдет 26 ноября в Красноярске.

Что же касается самого Инвестиционного фонда, то недавно в числе антиинфляционных мер советник Президента Андрей Илларинов назвал его ... упразднение. Правда, когда советник Президента выражает официальную точку зрения, а когда свою личную, как экономиста, за все время его работы в Администрации Президента понять было невозможно.




 
БЕСПРЕДЕЛА НЕ БУДЕТ
Традиционному январскому беспределу коммунальных служб будет положен конец. Требования Владимира Путина предусмотреть жесткие антиинфляционные меры Правительство, наконец, начинает выполнять. Предельные тарифы коммунальных служб будут фиксироваться, подобно тарифам естественных монополий.

Автор - Алексей Ульянов
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©