26 октября - 01 ноября 2005   № 38(1793)
Издается с 1990 г.
Krelin-9.Rosvesty.Ru

Riga.Rosvesty.Ru

Kiev.Rosvesty.Ru

Baku.Rosvesty.Ru

Pmr.Rosvesty.Ru









В ходе недавнего телемоста с Президентом страны один из заданных ему вопросов касался современных беспризорников, чье количество, по словам задавшего вопрос человека, соотносимо с количеством бездомных детей в годы после Гражданской войны 1918 - 1922 годов и после Великой Отечественной.

«Да, проблема острая, очень чувствительная для всех нас, - сказал Владимир Путин. - И она связана с известными тяжелыми событиями начала 90-х, середины 90-х годов, связана с подрывом института семьи как таковой. Ведь очень много беспризорных детей при живых родителях - в отличие от ситуации в то время, о котором вы вспомнили, после Гражданской войны. Там-то беспризорники появлялись в связи с тем, что родители погибли на фронтах Первой мировой или Гражданской войны, а здесь очень много беспризорных детей при живых родителях. Вот в чем проблема. Но чем бы она ни была вызвана, она есть, и, конечно, государство должно обратить на это больше внимания, чем обращало до сих пор. Хотя, вы знаете, наверное, я постоянно ставил перед Правительством эти вопросы. У нас существует программа решения этого вопроса, будут выделяться соответствующие средства и ресурсы, в том числе на укрепление приемных семей, хотя здесь у меня очень много вопросов и по укреплению института усыновления, укреплению детских домов. Все это планируется, и мы, конечно, это будем делать».

Что можно добавить к словам Путина? По данным Генеральной прокуратуры России, сегодня в стране порядка 2 миллионов беспризорников со всех концов бывшего СССР, в том числе, конечно, из районов, опаленных войной. У кого-то из этих детей родители погибли. У других мамы и папы потеряли жилье и сами оказались под мостом. Многие дети жили в семьях алкоголиков и наркоманов, подвергались побоям и, не выдержав прелестей домашнего очага, сбежали в чисто поле. Причины детской бездомности разные, общий только результат: месяцы и годы жизни на вокзалах, в подвалах, в теплотрассах, без нормального питания, без образования, без надежды на то, что мир когда-нибудь повернется к тебе лицом. Впрочем, образование-то как раз все желающие получат, правда, весьма специфическое, в криминальной среде. Многие российские гавроши становятся легкой добычей тоталитарных сект, порнодельцов и педофильских притонов.

Не так давно министр внутренних дел Рашид Нургалиев сказал, что страна переживает третью - после Гражданской и Отечественной войны - волну беспризорности. Касаясь общей ситуации в «молодой России», Нургалиев утверждает, что даже по самым скромным подсчетам, в стране сегодня 2 миллиона неграмотных подростков, свыше 6 миллионов несовершеннолетних находится в социально неблагоприятных условиях. По словам министра внутренних дел, общее количество смертей от наркотиков в России по сравнению с 1980-ми годами выросло в 12 раз, среди несовершеннолетних - в 42 раза. Глава МВД обеспокоен ростом детской преступности: в 2004 году было зарегистрировано более 154 тысяч преступлений совершенных подростками, на 6,2 процента больше, чем за год до этого. Нургалиев не уточнил, какой процент в этой мрачной статистике приходится на долю юных бродяг, но ведь и так понятно: именно они представляют собой самую серьезную «группу риска».

В детских домах, которых сегодня в России 2 тысячи, находится 67 тысяч детей, еще 27 тысяч живут в школах-интернатах. О качестве их жизни судите сами. В 10 процентах детских домов и школ-интернатов условия официально признаны антисанитарными, 5 процентов находится в аварийном состоянии. 48 процентов требуют капитального ремонта. Многие детские учреждения не получают даже скромного бюджетного финансирования, массовый характер приняло прямое воровство и «прокрутка» бюджетных средств администрациями детских учреждений. Их юным обитателям не хватает одежды, школьных принадлежностей, а часто и еды. В Москве все сравнительно благополучно, а вот в медвежьих углах державы детдомовцы по 2 - 3 года не проходят медосмотра, они подвергаются грубому обращению и побоям воспитателей. От такой сладкой жизни - не лучше ли на вокзал? Там тоже не кормят, не одевают и не заставляют проходить медосмотры, ну так хотя бы не «строят». Науке не известно, сколько процентов обитателей детдомов решает таким образом сменить обстановку, что, в общем-то, понятно: это является профессиональной тайной заботливых воспитателей.

Зато известно другое: подавляющее большинство подростков покидает детские дома абсолютно неподготовленными к жизни, «на воле» им не оказывается ни практическая, ни психологическая поддержка в дальнейшем устройстве своей судьбы. В итоге еще одна невеселая статистика - 40 процентов выпускников детских домов и школ-интернатов становятся алкоголиками или наркоманами, столько же подается в преступный мир, 10 процентов бывших «бурсаков» кончают жизнь самоубийством. И только 10 процентов более или менее успешно устраиваются в жизни - столько же, сколько уходит из нее добровольно.

Беспризорникам и обитателям детских домов пытаются помогать благотворительные организации и Русская Православная Церковь. Священники посещают детдома и приюты, беседуют с детьми «за жизнь», рассказывают им о вере и Церкви, желающих крестят. К церковным праздникам для детей устраивают праздничные представления, привозят подарки. Организуются экскурсии в монастыри, храмы, православные святыни, иногда удается пристроить детей работать при храмах или принять в воскресную школу. При церковных учреждениях создаются социальные станции, где дети могут поесть, пройти медосмотр, санитарную обработку, получить психологическую помощь.

Другое направление работы - создание детских домов и приютов на базе приходов и монастырей, но на этом тернистом пути церковным структурам приходится преодолевать огромные трудности. Главная проблема - нет помещений, нет финансирования. Но даже если пустующее здание найдено, на его ремонт и переоборудование под приют нужно потратить много средств. В тех случаях, когда путем сверхусилий удается найти спонсоров, возникают непреодолимые бюрократические сложности с официальной регистрацией приюта...

Итак, 40 процентов бывших детдомовцев и неизвестное, но явно превышающее 40 процентов, количество юных бродяжек вливается в организованную преступность. Однако цифру эту, в отличие, скажем, от количества прошедших детские дома самоубийц, можно считать весьма условной. Точно также невозможно подсчитать, сколько беспризорников-жертв Гражданской войны и жертв Великой Отечественной стало молодыми обитателями лагерей, а сколько честными пионерами. Стоит отдать должное Советской власти - с этими детьми работали вcерьез. В середине 1920-х годов пионерская организация выступила с громким лозунгом: «Беспризорникам жить невмочь, пионер должен им помочь!», к работе с бездомными ровесниками привлекались будущие комсомольцы и коммунисты.

Образ экс-беспризорника воспет в отечественном искусстве. В известной книге «Педагогическая поэма» воспитатель детского дома Макаренко повествует о том, с каким трудом бывшие жиганы приводились в человеческий вид, один из первых описанных в книге «воспитательных моментов» - эпизод, когда автор запустил в трудновоспитуемого подростка большими бухгалтерскими счетами. Герой культовой книги Шолохова «Судьба человека» Андрей Соколов, пройдя через немыслимые испытания на войне, потеряв семью, находит смысл жизни в воспитании усыновленного им Ванюшки - маленького оборванца-беспризорника. Сыгранный Высоцким в фильме «Место встречи изменить нельзя» неотразимый капитан Жеглов, если помните, тоже был выходцем из рядов российских «генералов песчаных карьеров». В нашумевшей книге Александра Проханова «Господин гексоген» есть пронзительная сцена, как чеченец Ахмет, московский сутенер, готовит к сеансу обслуживания азербайджанских клиентов группу вымытых, причесанных и нарядно одетых мальчиков и девочек.

Тот факт, что в пореформенной России армия бездомных детей стала сравнимой с армией беспризорников после двух самых масштабных в отечественной истории войн, говорит о том, какой опустошительный эксперимент поставлен над страной, и в каком моральном одичании пребывает нация. Слабым утешением может стать то, что, например, в Бразилии беспризорных детей зарегистрировано еще больше, 7 миллионов, и в городе мечты Остапа Бендера Рио-де-Жанейро в среднем раз в 3 дня на улице находят детский труп в лохмотьях.


В исторической тяжбе российской псевдотворческой интеллигенции и Русской Православной Церкви новый конфликт. На этот раз победу одержала Церковь, в связи с чем в либеральных кругах и прессе звучат привычные декларации на тему угрозы клерикализма.

Автор - Станислав Варыханов
В исторической тяжбе российской псевдотворческой интеллигенции и Русской Православной Церкви новый конфликт. На этот раз победу одержала Церковь, в связи с чем в либеральных кругах и прессе звучат привычные декларации на тему угрозы клерикализма.

Автор - Станислав Варыханов
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7 499 965-69-37, +7 919 773-61-46, Факс: +7 495 641-04-57
Электронная почта: rosvesty@yandex.ru
All rights reserved. «Российские Вести» 2002- ©