19 - 25 октября 2005   № 37(1792) Издается с 1990 г.
Москва и Астана всегда что - то недоговаривают
О некоторых аспектах сотрудничества двух стран
В последний год в СМИ, как утверждают некоторые наблюдатели, обсуждается новый для политических аналитиков расклад - слияние России и Казахстана, в результате чего может быть образовано государство площадью 88% от территории бывшего Советского Союза. Есть ли для таких предположений какие-либо основания?

Вопрос о создании союзного государства с Казахстаном никогда не обсуждался и не обсуждается. Об этом сообщил официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин. В свою очередь президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов высказал мнение, что слухи о возможном объединении России и Казахстана вброшены казахстанской оппозицией. Политолог расценил появление сообщений на эту тему как провокацию, призванную «поднять националистическую оппозицию против президента Назарбаева, который якобы отказывается от собственного государственного суверенитета». Каковы же истинные отношения между Москвой и Астаной?

Связи между Россией и Казахстаном действительно крепнут. Владимир Путин встречается с Нурсултаном Назарбаевым гораздо чаще, чем с другими своими коллегами. Вот информация последних месяцев: 8 апреля, 17 мая, 2 июня, 6 июля, 27 августа. Последняя встреча состоялась 6 - 7 октября. Может быть, это и есть «тот дым, который не бывает без огня»? Вот почему мы обратили внимание на недавнее интервью «самого перспективного» (по характеристике Владимира Путина) аналитика Кремля Аркадия Дворковича (на снимке) в казахстанской газете «Литер».

- Аркадий Владимирович, не так давно вы побывали в Казахстане, где приняли участие в работе экономического форума. Увидели ли вы в Казахстане на практике то, что вам известно теоретически?

- Довольно подробное представление о Казахстане у меня уже было - мы ведем постоянный мониторинг ситуации во всех государствах. И вот я на практике проверил свои впечатления: познакомился воочию с тем, что происходит в стране, что делает руководство республики, что говорят люди. Удивительно, что практика не разошлась с содержанием статистических и аналитических материалов. Что же касается копирования казахстанской модели, то дело обстоит несколько иначе. Теория реформ в России есть. В Казахстане же теория неразрывна с практикой. Воплощены в жизнь в том числе и наши, российские разработки.

Вспоминаю свое непродолжительное общение с президентом Назарбаевым. Это произошло в Кремле на одном из саммитов, когда Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев знакомились с членами делегаций. Владимир Владимирович представил меня Нурсултану Абишевичу такими словами: «Вот наш молодой, перспективный экономист, и неплохо бы ему познакомиться с казахстанским опытом реформ, в первую очередь по инвестиционной политике, по ипотеке, по развитию жилищного рынка». И мы договорились, что я изучу этот опыт и доложу Президенту. Нурсултан Назарбаев сказал: «Пусть приезжает в любой момент, все организуем, все сделаем - молодежь мы и в Казахстане продвигаем».

И это оказалось не просто словами. В Казахстане реформа образования идет быстрее, чем в России: вводится механизм национального тестирования, студенты направляются на обучение за границу, предоставляются гранты, повышаются стипендии. В общем, идет реальная работа. Как подметил один из моих знакомых, все, что у нас есть на бумаге, все идеи, которые мы излагаем в различных программах и концепциях, в Казахстане воплощается на практике. В то время как мы еще года два обсуждаем, делать это или не делать. И так во многих сферах: в Казахстане уже прошла пенсионная реформа и реформа ЖКХ, а у нас еще нет. Поэтому инфляцию удалось снизить уже до 6 - 8 процентов, а в России же она остается на уровне более чем 10 процентов. Причины в том, что тарифы на коммунальные услуги растут намного быстрее - конкуренции в этом секторе нет. Мы вообще застряли посередине этой реформы. Сделали первые шаги, но дальнейших последовательных действий не происходит. И таких примеров много, но что характерно, с каждым годом их число растет.

- Высока цена ошибки, поэтому, очевидно, в России действуют так осторожно. Ведь нет гарантии того, что безошибочно действует руководство Казахстана.

- У всех бывают ошибки. Не ошибается тот, кто не работает. И думаю, это ошибки предстоит еще исправлять тем, кто работает сейчас. Но результаты говорят сами за себя. Рост производства выше, чем в России. Означает ли это, что нет бедности? Есть бедность и в России, и в Казахстане. Означает ли это, что люди полностью довольны своей жизнью и нет оппозиции? Есть, есть оппозиция! И на недавнем форуме в Казахстане я имел возможность услышать ее представителей. Вообще, такого в России быть не может: чтобы на крупнейшем форуме, на котором выступают важные правительственные чины, давали трибуну оппозиционному лидеру, который выступает и обвиняет руководство государства в тяжких грехах. И никого не смущает тот факт, что это слушают десятки иностранных инвесторов, которые собираются вложить деньги в это государство. Тем не менее, такая открытость существует, оппозиция действует. Так что решения принимаются далеко в не простой обстановке.

- Почему, по вашему мнению, наиболее успешно из всех стран СНГ развивается именно сотрудничество России и Казахстана?

- Россия и Казахстан обречены на дружбу в хорошем смысле слова, поскольку они находятся в центре. На перекрестке между Европой и Азией. Например, в плане реализации транзитно-транспортного потенциала. Или возьмем сотрудничество в космической области - здесь мы друг без друга не обойдемся. Но с другой стороны, мы вынуждены конкурировать, находясь в таком положении, как с Европой. Так и с Азией. И конкурировать по отдельности, скорее всего, для нас менее эффективно, чем конкурировать вместе, дополняя друг друга, используя те сравнительные преимущества, которые у нас есть.

- Но разве нет сфер, в которых интересы Казахстана и России вступают в противоречие?

- Конечно, есть. Например, транспортировка нефти. Иногда Казахстан хочет это делать отдельно от России, развивая собственные маршруты. Это совершенно нормально. Конкуренция должна быть, иначе не будет поиска максимально эффективных решений. Но в том, что касается использования природных ресурсов. В том, что касается развития конкурентоспособности производств, обрабатывающей промышленности, транспорта, связи, космоса, мы можем победить в конкурентной борьбе со странами Азии и Европы, только сотрудничая. Более того, мы должны забрать у них часть инвестиций, которые сегодня текут к ним, хотя могли бы течь к нам. Очень показательно, что Россия и Казахстан являются близкими стратегическими партнерами по самым различным межгосударственным союзам и объединениям. Фактически начиная с СССР, если говорить по существу, и до СНГ, которое, несмотря на известные проблемы, все еще существует. Именно Казахстан и Россия пытаются вместе вывести Содружество на более серьезный уровень развития. Не говоря уже о таких объединениях, как ЕврАзЭС, Единое экономическое пространство или Шанхайская организация сотрудничества. Есть множество тем, по которым наши интересы сходятся: от экономических до гуманитарных, связанных с социальным развитием, противодействием наркотрафику или развитием сельских территорий. Или, например, сотрудничества в области просвещения за счет организации общеобразовательных программ, вплоть до создания российско-казахстанского университета.

- Не видите ли вы проблем в двусторонних отношениях?

- Вижу, конечно. Вообще, у меня все время такое ощущение, что мы в отношениях друг с другом что-то не договариваем. С одной стороны, говорим об общих интересах, с другой - Казахстан в большей степени надеется пока на инвестиции из других стран, а не из России. Ориентируется на американские и иные зарубежные источники финансирования. И на инвестиционные форумы в основном приглашают не российских предпринимателей или экспертов, а людей со всего мира - из Гонконга. Тайланда. Германии, Канады, США - и ориентируется на их опыт. Или получает их деньги, если речь идет о компаниях, в то время как деньги лежат рядом и есть огромный потенциал сотрудничества именно с Россией. Точно также недоговаривает и Россия. Недоговаривает, затягивая решения по совместным проектам, другим вопросам взаимного сотрудничества. Нужно договариваться, нужно идти до конца и делать все, чтобы эти проекты реализовались.

Возьмем, к примеру, железную дорогу. Есть огромный нереализованный потенциал сотрудничества как по направлению Восток-Запад, так и по направлению Север-Юг. Часть Транссибирской магистрали проходит по территории Казахстана. Я знаю, есть проекты обхода его территории, создания альтернативной ветки железной дороги с тем, чтобы снизить некие потенциальные риски, вроде того, что Казахстан вдруг начнет вести политику, противоречащую интересам России. Не думаю, что это эффективно, наоборот - затратно. Гораздо более эффективно и стратегически важно в максимальной степени совместно использовать эту магистраль в общих интересах наших государств. Для этого необходимо решить ряд вопросов, которые касаются таможенного администрирования. Это главное препятствие на пути движения грузов, которое должно осуществляться максимально быстро, без задержек, максимально комфортно, удобно для перевозчиков и грузоотправителей. Для этого нужно решить вопросы с услугами, в том числе ремонтными. Таких проблем масса, и как говорят наши иностранные контрагенты - японские, китайские, европейские грузоотправители, Транссибирская магистраль сегодня недостаточно комфортна для перевозки грузов, и поэтому мы не используем этот потенциал в полной мере.

- А как насчет маршрута Китай-Казахстан-Россия ?

- Он интересен, и сегодня между российскими железными дорогами и казахстанскими операторами железных дорог идет диалог на эту тему, поиск наиболее взаимовыгодного варианта использования этого куска. Необходимо определить, какого типа и объема грузы могут транспортироваться по этой дороге. У России есть выбор: делать это по этой ветке, либо другими путями, и выбор должен быть основан на долгосрочной стратегии развития этих транспортных коридоров и конкретных расчетах.

- Где же главные перспективы в сотрудничестве двух стран? Есть ли неосвоенные направления?

- Достаточно вспомнить масштабные проекты по переносу рек. Мэр Москвы Юрий Лужков вполне серьезно инициирует возобновление этой темы и говорит, что это послужит дальнейшему объединению, интеграции России и Казахстана. Может быть, не знаю. Хотя мне лично кажется, что это рискованно, затратно и экологически небезопасно. Каспий, где мы успешно вместе работаем в разных областях. И многое - многое другое.

Но главное - это люди, которые могут понять друг друга и могут поддерживать те ценности, которые у нас сформировались в ходе нашей многовековой совместной истории. Сегодня это общение между людьми и есть главный фактор сближения наших стран. Если мы будем основывать наше сотрудничество лишь на деньгах, на высших политических интересах, а не на отношениях между людьми, это приведет в тупик. Такое сотрудничество легко будет разрушено теми, у кого больше денег и у кого более четко выстроены интересы.




 
Лишние деньги
Всемирный банк сообщает оптимистичные новости: с 1998 по 2003 год в странах Восточной Европы и бывшего СССР существенно снизился уровень бедности. В 1998 году бедным был каждый пятый, а к 2003 году - уже каждый восьмой житель этого региона. Этому способствовали высокие темпы экономического роста в тех странах СНГ, где живет большинство бедняков.

Автор - Станислав Стремидловский
Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©