19 - 25 октября 2005   № 37(1792) Издается с 1990 г.
Гремучая кавказская смесь
События в Кабардино-Балкарии назревали давно. Ползучая дестабилизация, начавшаяся с Чечни, охватывала Ингушетию, Дагестан, Карачаево-Черкесию и дошла до Нальчика.

Конечно, в каждом отдельном случае срабатывали «местные, специфические факторы». Но есть и нечто общее: действие взаимодействующих феноменов. Форма протеста, независимо от истинных целей бандитов, облачена в исламские радикальные одежды. Фундаменталистам удается оттеснять традиционный местный ислам, они создают собственную культуру, идеологию. Растет и количество джамаатов (общин), продолжают разрушаться существовавшие негосударственные скрепы общества. Взамен появляются новые способы выживания народов региона в постсоветское время.

На эти процессы накладывается и олигархический стиль правления, от которого Россия в целом постепенно избавляется. На Северном Кавказе олигархизм местного разлива стал проявлять себя в реанимации средневекового «беко-ханского» стиля правления и мышления. Он быстро покончил с существовавшей некогда социальной динамикой. На это обстоятельство регион реагирует чрезвычайно болезненно. Тем более, что помимо всего прочего на Северном Кавказе стали проявлять себя и межрегиональная конкуренция, когда отдельные субъекты пытаются оказаться на первых позициях во взаимоотношениях с центром.

Дестабилизации способствуют и геополитические факторы. Через Кавказ проходит основной транзит российской нефти - около 50 млн. тонн по системам «Транснефти» и 22 млн. тонн через казахско-американо-российский нефтепровод КТК. Сейчас, когда заполняется нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), и Запад открыто заявляет о заинтересованности и даже «необходимости» направить по этой трубе и казахстанскую нефть, терроризм начинает действовать почти синхронно. Сопоставьте дату запуска в эксплуатацию азербайджанской и грузинской веток БТД с графиком роста активности терактов на Северном Кавказе, и вы легко заметите «определенную закономерность».

Если вытолкнут Москву с Северного Кавказа, то отсюда уйдет и грузопоток нефти. России придется использовать альтернативные мощности, ведущие через Украину, Белоруссию, Польшу и Прибалтику, включить резерв Балтийской трубопроводной системы. В таком случае появятся проблемы и у Казахстана, который вынужден будет добытую на Каспии нефть направлять по БТД.

Этот сценарий, рожденный в 1990 - 1993-х годах в западных аналитических центрах, ныне близится к своему логическому завершению. Для нас же проблема заключается в вычислении механизмов ретрансляции инициатив западных аналитиков до уровня командиров боевиков. С другой стороны, Запад после событий 11 сентября начинает понимать: бандиты, используя геополитическую конъюнктуру, вынашивают собственную цель: создание халифата от Каспия до Черного моря. С другой стороны, бандиты, используя политические просчеты центра в регионе, пытаются развивать латентные межэтнические конфликты. Причем уже не на «своей» территории, а на так называемом «Русском Кавказе» - в Астраханской, Ростовской областях, Ставропольском и Краснодарском краях. Недавние столкновения между чеченцами и казаками в Ремонтненском районе Ростовской области, в пограничном с Республикой Калмыкия селе Яндыки Астраханской области между калмыками и чеченцами показали, что напряженность нарастает.

Правда, на официальном уровне власть, как некогда один из известных депутатов Верховного Совета СССР, часто все сводит «к бытовухе», отказывается от грамотного социально-политического диагноза ситуации. А между тем уже давно перезрела необходимость в выработке адекватной стратегии внутренней политики на Северном Кавказе с обязательным учетом местной специфики.

Главная угроза расчленения России идет с Кавказа. Если центр не начнет действовать по лозунгу «Отечество в опасности!» и будет продолжать вести политику в «эволюционном режиме», постепенно реформируя регион, он обречен всегда быть в хвосте событий. По большому счету, даже реформы полпреда Президента в ЮФО Дмитрия Козака запоздали. Местная узкая элита, выродившаяся в кланы, дискредитировала себя окончательно. Она разрушила существовавшую тонкую систему сдержек и противовесов, оторвалась от общества. Поэтому опора на нее со стороны центра еще более дискредитирует уже российскую политику в этом регионе страны. Москва теперь вынуждена здесь выступать в роли «освободителя от прогнившего правления», демонстрировать стремление к решению социальных и культурных проблем на основе справедливости и создания равных возможностей для большинства населения. Только тогда возможен успех.

Вспомним, почему белому генералу Деникину не удалось в свое время «успокоить Кавказ». Потому, что он являлся носителем той идеологии и структуры правления, которую кавказцы считали несправедливой. И почему большевикам с их идеологией и лозунгами «равенства и справедливости» удалось на первых порах заручиться реальной поддержкой большинства кавказских народов? Северный Кавказ продолжает жить, в отличие от большинства других регионов России, в своей социально-экономической формации. Поэтому «стричь все под одну гребенку» тут просто опасно. Только осознав это, удастся не только «усмирить» Кавказ, но и найти реальную поддержку и могучую опору среди населения на своих южных рубежах.




Центральная редакция:
Адрес: Тел. +7-499-965-69-37, 89197736146, Факс: (495) 641-04-57
Электронная почта:   rosvesty@yandex.ru  
All rights reserved. «Российские Вести» 2002-2018 ©